Обязанности органов опеки и попечительства

Участие представителей органа опеки и попечительства в судах

Обязанности органов опеки и попечительства

Участие представителей органа опеки и попечительства в судебных заседаниях по гражданским делам.

Антон Жаров, адвокат, специалист по семейному и ювенальному (детскому) праву,

руководитель «Команды адвоката Жарова»

Органы опеки и попечительства — частые участники судебных заседаний по гражданским делам, если в иске так или иначе затрагиваются права ребенка, в том числе и оставшихся без попечения родителей. Однако, привлечение органа опеки к участию в деле вызывает многие вопросы в правоприменительной практике, на которые автор постарался ответить.

Органы опеки какой территории должны привлекаться к делу

Судья, принимая дело к производству, и определяя, каких лиц вызывать в суд, решает этот вопрос самостоятельно, и, в принципе, может привлечь к участию любой орган опеки, принадлежащий любой территории, если почему-то посчитает необходимым услышать их мнение в процессе.

Верховный суд, в обзоре практики рассмотрения дел о спорах о детях, утвержденном в 2011 году, признал правильной практику судов, привлекающих к делу для дачи заключения органы опеки и попечительства как по месту жительства одного родителя, претендующего на воспитание ребенка, так и по месту жительства другого родителя.

Во всяком случае, необходимо привлекать к делу орган опеки и попечительства, обладающий полномочиями по отношению к населению того места, где ребенок фактически проживает.

Такой орган опеки, если можно так выразится, «главный» в данном деле, поскольку именно он обследовал условия жизни ребенка, и именно он делает вывод об интересах ребенка, так как разговаривал с ним (тем более, в том случае, если ребенок не достиг десяти или четырнадцати лет, и вряд ли будет вызван в судебное заседание).

Кроме того, объяснимой является практика привлечения судом к делу органа опеки и попечительства по месту регистрации ребенка по месту жительства, даже если ребенок там фактически не проживает.

Действия органа опеки после привлечения к делу

Учитывая, что орган опеки и попечительства привлекается к делу на основании ст. 47 ГПК РФ, он обязан дать заключение по существу спора во всех случаях, когда привлечен к делу.

Законодательство не содержит каких-то других оснований для подготовки заключения по делу (например, обязательное издание определения суда), то  есть сам факт привлечения органа опеки к участию в деле подразумевает, что целью этого является дача заключения по делу.

Органы опеки участвуют в деле именно как орган государственной власти (или местного самоуправления), орган опеки и попечительства, для дачи заключения по делу. Неправильным (но, увы, широко распространенным) является привлечение к делу органа опеки как «третьего лица».

Третье лицо (заявляющее или не заявляющее требований по существу иска) — это те юридические и физические лица, чьи права и законные интересы затрагиваются рассматриваемым иском.

Орган опеки и попечительства к рассматриваемому спору непричастен, никакие его права и обязанности не рассматриваются. Поэтому привлекать его в качестве третьего лица — неправильно.

Орган опеки и попечительства в процессе действует, подобно прокурору, то есть рассматривает обстоятельства дела — и дает по ним заключение об обоснованности иска и его соответствии интересам детей.

В случае, если орган опеки обращается в суд с иском (например, об ограничении родительских прав), то, выступая на стороне истца, является лишь законным представителем несовершеннолетнего, от имени которого и обращается в суд.

Орган опеки, в общем случае, не может подать иск в суд в интересах несовершеннолетнего, если не является его законным представителем (то есть, ребенок — не оставшийся без попечения родителей).

И даже те случаи, когда иск подается в защиту прав несовершеннолетнего «при живых родителях», это право особо прописано в  ст. 46 ГПК РФ, является исключением. В этом случае, орган опеки (обратившийся с иском), будет действовать и в соответствии со ст.

46 ГПК РФ (как  орган, выступающий в защиту гражданина), и в соответствии со ст. 47 (как орган, дающий заключение  по делу)

Если иск не связан с воспитанием детей, акт обследования не является обязательным документом для предоставления в суд. Во всяком случае, норм законодательства, устанавливающих обязанность проводить обследование условий жизни ребенка при рассмотрении, например, жилищного или имущественного спора, нет.

Если иск связан с воспитанием детей (например, определение порядка общения с ребенком, определение места жительства ребенка, лишение родительских прав или восстановление в родительских правах и т.д.

), то орган опеки и попечительства, в силу ст.

78 СК РФ, обязан провести обследование условий жизни ребенка, а также лиц, претендующих на его воспитание, и предоставить суду акт обследования и основанное на нем заключение по делу.

Акт обследования проводится по месту фактического проживания указанных лиц или ребенка, адрес которого органы опеки получают или из материалов дела, или из судебного запроса (определения, письма). Однако, такой запрос или письмо не является обязательными.

При этом акт обследования условий жизни должен представлен органом опеки на предварительное судебное заседание или в рамках досудебной подготовки (а не на основное судебное заседание), а вот момент предоставления заключения по иску не описан в законодательстве, то есть оно может быть представлено и на последнее перед вынесением решения заседание.

Форма заключения по иску (заявлению)

Заключение по иску или заявлению (например, об установлении усыновления) дается от имени органа опеки и попечительства, а это значит что подписывать его должен руководитель органа опеки и попечительства или специально уполномоченное на это лицо.

Если полномочия органов опеки и попечительства не делегированы органам местного самоуправления, что допускается пунктом первым ст. 34 ГК РФ, органом опеки и попечительства является орган исполнительной власти субъекта федерации.

В Московской области органом опеки и попечительства является Министерство образования Московской области, которое, по доверенности, делегирует право подписания, в том числе, заключений по искам, руководителям управлений и отделов опеки и попечительства по территориальным единицам Московской области. В таком случае, к делу привлекается Министерство образования Московской области (но не отдел или управление), а в суд предоставляется заключение, подписанное, например, начальником управления опеки и попечительства по городскому округу.

В Москве, согласно положениям о Департаменте социальной защиты населения города Москвы, начальники Управлений социальной защиты населения по районам города осуществляют функции по опеке и попечительству, и, следовательно, начальники соответствующих управлений и могут подписывать заключения в суд.

Но и в этом случае, к участию в деле юридически грамотно привлекать орган опеки и попечительства субъекта федерации — Департамент соцзащиты, а не его территориальное подразделение — районное управление.

Однако, на практике, суды направляют повестки непосредственно в соответствующее территориальное управление соцзащиты.

Учитывая требование Верховного Суда, данное в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.98 № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» о необходимости подписания заключения определенным должностным лицом, дача заключения по делу устно, в судебном заседании, недопустима.

Разумеется, этот порядок следует применять, по аналогии, и при рассмотрении иных, даже не связанных с воспитанием детей, дел, поскольку суду требуется не заключение представителя органа опеки, явившегося в суд, а заключение органа, а, следовательно, это заключение должно быть подписано первым лицом органа, руководителем.

Непосредственное участие органа опеки в судебном заседании

По общему правилу, орган опеки и попечительства обязан принимать участие в каждом судебном заседании по делу, к которому привлечен.

Право просить суд рассмотреть дела без своего участия предоставлено законом только сторонам (то есть, истцу и ответчику, ч. 5 ст. 167 ГПК РФ).

У органов, участвующих в рассмотрении дела для дачи заключения, такого права законом не предусмотрено, и неявка в суд представителя органа опеки должна сопровождаться извещением суда о причинах неявки.

Наряду с этим, единственное правовое, предусмотренное ГПК РФ, последствие неявки представителя органа опеки в суд — это рассмотрение дела без его участия.

Однако, надо иметь в виду, что поскольку исполнение своих процессуальных обязанностей (дача заключения по делу) невозможно в полной мере, без присутствия на судебных заседаниях (поскольку процесс устный, и всё, что исследуется по делу в суде, должно быть произнесено), суд вправе обратить внимание вышестоящих должностных лиц или прокуратуры на отношение органа опеки к исполнению своих процессуальных обязанностей изданием частного определения по этому вопросу.  Автору известны случаи, когда по результатам рассмотрения частного определения суда об игнорировании органом опеки запросов и вызовов суда были приняты кадровые решения в территориальном органе опеки.

Непредставление в суд письменного заключения по делу или акта обследования условий жизни, поскольку они являются доказательствами по делу, может привести к наложению на должностных лиц органа опеки и попечительства штрафа в размере до 1000 рублей.

В ряде случаев присутствие представителя органа опеки и попечительства обязательно. Таких случаев — три.

Рассмотрение дела об усыновлении (участие в закрытом судебном заседании при рассмотрении дела по существу, наряду с заявителями и прокурором), а также рассмотрение вопроса об определении места жительства ребенка и (или) порядка общения с ребенком на срок до вступления в силу решения суда по делу.

Такая просьба рассматривается в предварительном судебном заседании с обязательным участием представителя органа опеки и попечительства и при наличии письменного (и подписанного надлежащим лицом) заключения по этому вопросу.

Третий случай, когда участие органа опеки и попечительства обязательно — рассмотрения заявления о возвращении ребенка или получении доступа к ребенку в рамках международных договоров Российской Федерации (в частности, по Конвенции о похищении детей), в соответствии с правилами главы 22.2 ГПК РФ.

31.07.2014

Источник: https://zharov.info/zashhita-prav-detej/uchastie-predstavitelej-organa-opeki-i-popechitelstva-v-sudebnyx-zasedaniyax-po-grazhdanskim-delam

Ответственность органов опеки и попечительства за нарушение прав несовершеннолетних

Обязанности органов опеки и попечительства
Разместил: Московские Юристы Семейное право 17.02.2020

В Российской Федерации над детьми, которые по каким-либо причинам остались без родительского попечения, устанавливается опека или попечительство. В этих целях в стране функционируют такие субъекты, как органы опеки и попечительства, их деятельность, права и обязанности подробно регламентированы законодательством.

Полномочия органов опеки и попечительства объемны и включают в себя в числе прочего выявление и учет граждан, нуждающихся в установлении над ними опеки или попечительства; осуществление надзора за деятельностью опекунов и попечителей, освобождение и отстранение опекунов и попечителей от исполнения ими своих обязанностей .

——————————–

Статья 8 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ “Об опеке и попечительстве”.

В части вопросов, касающихся прав и законных интересов несовершеннолетних, в соответствии со ст.

121 Семейного кодекса РФ на органы опеки и попечительства возлагается защита прав и интересов детей в случаях смерти родителей, лишения их родительских прав, ограничения их в родительских правах, признания родителей недееспособными, болезни, длительного отсутствия родителей, уклонения родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, в том числе при отказе родителей взять своих детей из образовательных, медицинских, социальных организаций, при создании действиями или бездействием родителей условий, представляющих угрозу жизни или здоровью детей либо препятствующих их нормальному воспитанию и развитию, а также в других случаях отсутствия родительского попечения.

Необходимо отметить, что сама по себе постановка вопроса об ответственности должностных лиц органов опеки и попечительства за нарушение прав несовершеннолетних, на первый взгляд, противоречит основным целям и задачам деятельности органов опеки и попечительства, поскольку эти органы изначально созданы именно для защиты прав детей, однако правовая действительность указывает на необходимость обсуждения темы.

Непосредственно в законодательстве, регулирующем деятельность органов опеки и попечительства, закреплено, что вред, причиненный в результате незаконных действий (бездействия) органов опеки и попечительства, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством .

С учетом большого объема полномочий указанных органов этот вред может быть разным, включая причинение имущественного ущерба от выдачи незаконного разрешения на отчуждение имущества подопечного, а также моральный вред, связанный с неправомерным изъятием ребенка из семьи, равно как и наступление тяжких последствий при оставлении ребенка в условиях, угрожающих его жизни и здоровью.

——————————–

Статья 28 ФЗ “Об опеке и попечительстве”.

Вопросы, связанные с изъятием ребенка из семьи либо оставлением его у неблагополучных родителей, на протяжении последних лет вызывают споры. Так, название статьи О.

Кузнецовой “Органы опеки и попечительства – это инструмент по защите прав детей или по изъятию их из семьи?” наглядно характеризует эту дискуссию.

Автор полагает, что одной из причин неэффективной деятельности органов опеки и попечительства является так называемый “человеческий фактор” – низкий уровень подготовки специалистов органов опеки и попечительства или халатность при выполнении должностных обязанностей, безразличие и корысть .

——————————–

См.: Кузнецова О.В. Органы опеки и попечительства – это инструмент по защите прав детей или по изъятию их из семьи? // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. 2018. Т. 3. Вып. 2. С. 47, 48.

В настоящее время правоприменительная практика позволяет вести речь об уголовной ответственности специалистов органов опеки и попечительства – таковая имеет место в связи с наступлением тяжких последствий в отношении жизни и здоровья ребенка в результате бездействия органов опеки и попечительства при наличии оснований для отобрания несовершеннолетнего у родителей.

По приговору Заринского городского суда Алтайского края от 25 сентября 2018 г. главный специалист администрации Заринского района осуждена по ч. 2 ст. 293 УК (“Халатность”).

Ей назначено наказание в виде двух лет лишения свободы условно с испытательным сроком два года с лишением права заниматься деятельностью, связанной с защитой прав и законных интересов несовершеннолетних, сроком на два года.

Судом установлено, что осужденная достоверно была осведомлена о том, что ребенок в возрасте одного месяца оставлен матерью полностью на попечение престарелой злоупотребляющей спиртным женщины, ранее лишенной родительских прав, находился в антисанитарных условиях без питания и средств гигиены.

Ввиду категорического отказа матери ребенка получить бесплатное детское питание и отсутствия средств для приобретения такового ребенка кормили смесью, непригодной для младенца, однако специалист органов опеки и попечительства, лично посетив семью, пришла к выводу о том, что нет оснований для отобрания мальчика из семьи.

Двухмесячный ребенок фактически умер от голода ровно через месяц после составления акта обследования жилищно-бытовых условий семьи с выводами о том, что его жизни ничего не угрожает. Сигналы сотрудников медицинской организации о бедственном положении ребенка в семье специалистом органа опеки и попечительства были проигнорированы .

——————————–

Приговор Заринского районного суда Алтайского края. Дело N 1-57/2018.

Четырьмя годами раньше 10 февраля 2014 г. Кузьминский районный суд г. Москвы вынес Постановление в отношении специалиста районных органов опеки и попечительства, признав ее виновной по ч. 2 ст.

293 УК и освободив от уголовной ответственности на основании Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 18 декабря 2013 г. N 3500-6ГД “Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации”.

При рассмотрении уголовного дела в суде было установлено, что специалист органов опеки и попечительства игнорировала неоднократные сигналы об опасном положении двух годовалых девочек-двойняшек в семье, где умерла мать, а отец непрерывно употреблял спиртное.

В результате безразличного отношения отца к детям они были оставлены на неделю в запертой квартире, одна из девочек умерла от голода и жажды, вторая в тяжелом состоянии была доставлена в больницу .

——————————–

Постановление Кузьминского районного суда г. Москвы от 10 февраля 2014 г. по делу N 1-132/14.

Оставление малолетнего ребенка без воды и питания, неосуществление ухода за грудным ребенком либо оставление его на длительное время без присмотра влечет непосредственную угрозу его жизни и здоровью, в связи с чем при таких обстоятельствах несовершеннолетнего следует незамедлительно изымать у родителей.

Об этом прямо говорится в п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 ноября 2017 г.

N 44 “О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, а также при ограничении или лишении родительских прав”.

Фактически только эти основания для отобрания детей у родителей отражены в официальном документе. В остальных случаях органам опеки и попечительства необходимо руководствоваться требованиями ст.

77 СК, в соответствии с которой при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью органу опеки и попечительства следует немедленно отобрать ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится.

Под непосредственной угрозой жизни или здоровью ребенка, которая может стать основанием для вынесения органом исполнительной власти субъекта Федерации либо главой муниципального образования акта о немедленном отобрании ребенка и об изъятии его из семьи, в соответствии с указанным Постановлением Пленума Верховного Суда следует понимать угрозу, с очевидностью свидетельствующую о реальной возможности наступления негативных последствий в виде смерти, причинения вреда физическому или психическому здоровью ребенка вследствие поведения (действий или бездействия) родителей (одного из них) либо иных лиц, на попечении которых ребенок находится.

Понятие “угроза жизни и здоровью ребенка” носит оценочный характер, что вполне очевидно – ситуации, в которой может оказаться ребенок в семье, заранее непредсказуемы.

Соответственно, невозможно законодательно предусмотреть все случаи, в которых ребенка нужно срочно забирать у родителей, спасая тем самым его от гибели, равно как выработать универсальные критерии для оценки реальности угрозы жизни и здоровью ребенка при нахождении его в семье.

Такую оценку может дать только специалист на основании объективно установленных фактов, своего внутреннего убеждения, а также профессионального и личного опыта. И это не только специалист органов опеки и попечительства, но и прокурор, оценивающий на предмет законности постановление об отобрании ребенка, поступившее в прокуратуру в соответствии с требованиями ст.

77 СК; прокурор, принимающий решение об утверждении обвинительного заключения по уголовному делу о халатности в действиях (бездействии) сотрудника органов опеки и попечительства при оставлении ребенка в семье в случае наступления тяжких последствий для несовершеннолетнего и поддерживающий государственное обвинение в суде.

Это также и судья, рассматривающий по существу уголовное дело о халатности сотрудника органа опеки и попечительства. Оценочный характер ситуаций, связанных с отобранием детей у семьи, напрямую влечет неоднозначность практики привлечения сотрудников органов опеки и попечительства к уголовной ответственности по ст. 293 УК.

Так, 15 февраля 2018 г. Козельский районный суд Калужской области вынес оправдательный приговор в отношении главного специалиста отдела охраны прав детства администрации муниципального района “Козельский район”, которая обвинялась по ч. 2 ст. 293 УК.

Суд пришел к выводу, что у органов опеки и попечительства не было достаточных оснований для изъятия из семьи мальчика, погибшего от рук отца, и наступившие последствия в причинно-следственной связи с бездействием специалиста органа опеки и попечительства не находятся.

Мать ребенка ранее была убита отцом, за что тот был осужден и отбывал наказание в местах лишения свободы. После освобождения он забрал ребенка из семьи опекунов для того, чтобы воспитывать сына самому.

На протяжении двух лет, предшествующих убийству мальчика, в правоохранительные органы и в органы опеки и попечительства регулярно поступали сообщения об избиении ребенка отцом.

Однако мальчик всегда старался защитить родителя, в беседах с представителями органов опеки и попечительства уверял, что у него в семье все в порядке, это дало суду основание для вывода о том, что подсудимая не могла предвидеть наступление столь тяжких последствий, как убийство ребенка. Суд второй инстанции, рассмотрев апелляционное представление государственного обвинителя, оставил приговор без изменения .

——————————–

Приговор Козельского районного суда Калужской области. Дело N 1-1-9/2018.

Анализ практики привлечения сотрудников органов опеки и попечительства к уголовной ответственности по ст. 293 УК в связи с несвоевременным отобранием ребенка у родителей позволяет сделать выводы о том, что вопрос о наличии либо об отсутствии в действиях (бездействии) специалиста признаков состава преступления, предусмотренного ст.

293 УК, напрямую связан с достоверно установленными фактами поступления в органы опеки и попечительства информации о нахождении ребенка в семье в опасном положении до того, как наступили тяжкие последствия для несовершеннолетнего.

Следующим моментом, который необходимо оценивать, является достаточность и своевременность мер, принятых сотрудником органа опеки и попечительства в пределах своей компетенции для защиты прав ребенка.

Вести речь о наличии оснований для привлечения специалиста органов опеки и попечительства к ответственности по ст.

293 УК можно только при указании в его должностных обязанностях на возможность инициирования процедуры отобрания ребенка у родителей, при достоверной осведомленности специалиста о нахождении ребенка в семье в условиях, угрожающих его жизни и здоровью (неполучении этой информации в предусмотренных законом случаях), непринятии необходимых мер для защиты прав ребенка и наступлении именно в связи с этим тяжких последствий, таких как смерть ребенка, совершение в отношении его преступления.

Пристатейный библиографический список

1. Кузнецова О.В. Органы опеки и попечительства – это инструмент по защите прав детей или по изъятию их из семьи? // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. 2018. Т. 3. Вып. 2.

М.Б. Мельникова

Источник: https://www.kmcon.ru/articles/jurist8/otvetstvennost-organov-opeki-i-popechitelstva-za-narushenie-prav-nesovershennoletnih.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.